Почему белые рабы стоили в 10 раз дешевле черных » Общественно

  • 公開日:2022.10.26

Я подал сигнал, подняв и спустив наш флаг четыре раза, уведомляя капитана Шерли о наших новых компаньонах с поднятыми парусами и об их желании переговорить с ним. Его корабль находился впереди меня, примерно в миле с подветренной стороны, и был единственным оставшимся рядом из всей нашей эскадры, остальные корабли мы потеряли прошлой и позапрошлой ночью. Когда поравнялись, ветер заревел так громко, что мы не слышали друг друга, хотя пользовались рупорами, поэтому пришлось общаться знаками, из которых я понял, что он согласен с моим мнением. Неприятельских кораблей оказалось слишком много, чтобы выдержать атаку.

Он поднес к моему лицу какой-то предмет, который держал в руках. Это была человеческая голова – голова белого человека, – с нее капала кровь. Неподалеку от того места, где я лежал, на берегу реки виднелось бревно. Голову жертвы помещали на бревно, и тупой удар боевой палицы немедленно лишал жизни несчастного. Через сутки или более на борт поднялась толпа негров и стала грабить корабль. Это спасло Кроу, который потом совершил переход в Кингстон и оттуда добрался до Ливерпуля.

  • В воротах дома его уже встречала толпа людей, которые проклинали его любимого раба.
  • Совсем недавно свинку выпускали из загона и позволяли бродить по главной палубе.
  • Таким образом, многие жизни весьма полезных людей, по крайней мере, были спасены.
  • В конце двадцатых годов в партию начали массово вливаться африканские кадры – однако политика Коминтерна, пытавшегося руководить южноафриканскими левыми без знания местных реалий, существенно тормозила ее развитие.

Чтобы обелить капитанов, занимавшихся работорговлей, утверждалось, что заболевшие рабы обычно кормятся с их стола. Однако большое число больных, появляющихся, как правило, одновременно, опровергает такое утверждение. Да и как бы капитан смог кормить половину рабов на корабле? Хорошо известно, что одновременно заболевают именно столько, а не один-два человека.

У бедняги было три дочери, и начальник выбрал пятнадцатилетнюю, продав ее торговцам, которые переправили ее на наш бриг. Через три месяца на борт корабля приняли девочку-подростка около восьми лет, оказавшуюся младшей сестрой Евы. Чудом избежав плена, капитан Уильямс стал более осторожным, но впоследствии часто мертвые дети грозился, что когда-нибудь вернется с достаточными силами на борту корабля, организует осаду острова и возьмет там все, что возможно. Ливерпульский невольничий корабль «Комет» не был столь же удачливым, поскольку примерно в то же время был блокирован туземцами в Фердинандо-По, когда выторговывал ямс.

Глава 16 ШЕСТЬ МЕСЯЦЕВ НА БОРТУ НЕВОЛЬНИЧЬЕГО СУДНА В 1860 ГОДУ

Он немедленно приказал вывести всех негров наверх, группу за группой, на полубак, чтобы дать им подышать. Они не показались мне особенно измученными, но эти черные, которых трудно отличить одного от другого по одежде, до невозможности похожи друг на друга. Груз включал 130 рабов, две трети которых составляли мужчины и одну треть – женщины. Представителей двух полов разделили перегородкой, или переборкой, сооруженной поперек корабля от борта к борту.

Виной тому было слабое здоровье кули, они умирали слишком быстро даже по меркам островов Чинча. Китайцев, попавших на Чинча в период с середины 1850-х по 1860 год, не выжил никто. В начале 1870-х годов положением кули в Перу озаботилось мировое сообщество, справедливо считавшее, что китайцев держат в фактическом рабстве, и ввоз уроженцев Поднебесной прекратился.

Приблизимся, дорогой Читатель, к одному из городков Старого Мира... Быть может еще осталось в них что-то Живое и Единственно целостное то, что когда-то среди них называлось Душой? Случилось то в те далекие времена, когда люди забыли о Любви и Нежности. Гиб мир вокруг них, а они, ослепленные соперничеством и страхом за свое жалкое существование, которое напрасно мнили Жизнью с Большой Буквы, не видели ничего вокруг, не замечали, что сами губят себя...

На следующий день, вечером, последние добрались до Батанабо, конечной станции железной дороги, тянувшейся через весь остров до Гаваны, а поздно вечером они уже поселились в американской гостинице в Гаване. Теперь испанцы позаботились об интересах американцев – капитана, его помощника и доктора. Законы Кубы требовали, чтобы каждое прибывающее лицо имело паспорт или разрешение на въезд. Последний документ выдавался под определенные условия на один месяц, по истечении которого владелец мог подвергнуться аресту, если оставался на острове.

Имея такой большой опыт, он прекрасно знал наилучшие и безопасные способы обращения с неграми. Страх негров перед испанцем был столь велик, что я искренне верю в его способность контролировать их в одиночку. Тем не менее я не замечал в его поведении преднамеренной жестокости, за исключением двух-трех случаев, о которых будет упомянуто в дальнейшем. Заполнили на три четверти один из котлов рисом и назначили двоих наиболее сообразительных черных коками. Пока все это происходило, мы спустились в трюм посмотреть, как его обитатели провели прошедшую ночь. Их изможденные взгляды свидетельствовали о пережитых страданиях.

Болезнь стала распространяться, несмотря на сделанные всем прививки. Те, которые не могли ходить, лежали среди парши и гниения, часто соприкасаясь друг с другом и с палубой, пока их не отделяли, чтобы выбросить за борт. Старший помощник капитана Джон Смит имел обыкновение пускать в ход плетку по малейшему поводу и, как правило, бил до крови. Когда мы находились у Бимбе, незадолго до отправления в Вест-Индию рабы подняли бунт, главным образом из-за его жестокости.

Перуанские вербовщики рассказывали китайским крестьянам о том, что в Перу их ждет работа на плодородных полях, обильная пища, высокая зарплата и т.п., но подписавших контракт ждало жестокое разочарование. По прибытии в Перу китайцев продавали с аукциона, и многие попадали на острова Чинча. Протестовать было бессмысленно, поскольку в контрактах, которые подписывали, как правило, неграмотные кули, говорилось, что они согласны работать в течение четырех-пяти лет на любого хозяина, который будет им указан. Первыми на путь импорта дешевой рабочей силы встали англичане, поскольку именно они первыми столкнулись с кадровым голодом на своих плантациях. Уже в 1839 году — через год после отмены системы «подмастерьев» — на острове Маврикий (вблизи Мадагаскара) британские колониальные власти начали реализовывать программу, названную ими «великим экспериментом». Так, после принятия акта 1833 года бывшие рабы английских колониальных плантаторов получили статус «подмастерьев» и должны были оставаться в услужении у своих господ еще 12 лет.

Двум торговцам с рабами позволили подняться на корабль и отправиться в каюту капитана. Пока они там торговались, к борту судна подошло новое каноэ с рыбой, и Уильямс вышел на палубу прицениться. Два торговца в его каюте украли ключ к кандалам Бимбе Джека и, пройдя к тому месту на палубе, где он сидел, попытались снять цепь. Это случайно заметил плотник, который стал звать капитана, но Бимбе Джек и еще один негр схватили его. Одновременно два торговца и негры, наблюдавшие за тем, как отмеряют соль, захватили капитана Уильямса, старшего помощника, бондаря и других и столкнули их в каноэ, что находилось рядом с бригом.

Трехмиллионный город Соуэто, образовавшийся на месте бывшей резервации чернокожих рабочих, вовсе не является сплошным трущобным районом. В нем есть целые кварталы вполне пристойных на вид и достаточно благоустроенных домов, которые соседствуют со стихийными поселениями мигрантов из отдаленных районов ЮАР и других африканских стран. Их число катастрофически возросло после либеральных реформ в бывших «просоветских» странах Юга африканского континента. Бежавшие оттуда люди живут в действительно ужасных, антисоциальных условиях. Хотя нет никаких гарантий, что так не жили бы миллионы современных украинцев и россиян – если бы это только позволяла климатическая специфика наших широт.

В зимний период со стороны Сахары дуют ветра, которые создают сухую погоду с холодными ночами и ясными днями. В итоге на выменянном пространстве образовалось поселение, впоследствии ставшее столицей Либерии. Спустя 15 лет общины черных переселенцев объединились и создали независимую республику с этим символическим наименованием. Столица государства носит название Монровия (от имени американского президента Монро).

Чтобы понять, что испытал скованный цепями Кунта в грязном и тесном трюме, Хейли пересёк океан на грузовом корабле и несколько ночей спал без одежды на холодном полу грузового отсека. И даже если формально человек является собственностью, вещью другого человека, то, сохраняя духовную свободу, он принадлежит самому себе. Только чувство включения, вовлеченности в мировую историю, только оно и расширяет границы сознания, делая человека по-настоящему свободным. Свобода и рабство – это не только вопрос о том, кто имеет право распоряжаться твоей жизнью, это ещё и вопрос о том, знаешь ли ты, кто ты и откуда.

Женщины наворачивают материю вокруг голов, носят хлопковую ткань в голубую клетку или полоску, которая высоко ценится как хороший товар для Золотого Берега Гвинеи. Мне говорили, что здесь производили много такой ткани на продажу, но я видел ее только на женщинах, и ни одна из них не предлагала мне купить эту ткань. С двенадцати часов вчерашнего дня до двух ночи мы двигались на север с голыми мачтами и скоростью четыре мили в час.

Глава 12 ЖИЗНЬ В ФАКТОРИИ НА ПОБЕРЕЖЬЕ ГВИНЕЙСКОГО ЗАЛИВА

Несчастные жертвы напрасно молили о пощаде, пока в агонии не лишились сознания. Затем Квобах нанес доктору удар дубиной, который проломил ему череп, и это послужило сигналом для черных завершить свою работу. Они разбросали горящий тростник и разорвали обугленные жертвы на тысячу кусочков, танцуя и топчась на углях. Затем Квобах перерезал веревки, связывавшие меня и Рамоса, и велел нам убраться.

Он любезно назначил меня, на «Ганнибале», вести флотилию правым галсом, а капитана Баттрома, на «Фалкенбурге», – левым галсом в боевой обстановке, в то время как сам намеревался занять центр. Другие корабли должны были выполнять вспомогательные функции. Полковник Кендал уклонился от встречи с множеством джентльменов, захотевших его посетить с пожеланием счастливого пути. Этот корабль должен был сопровождать нас до Диседы, ибо по информации, полученной губернатором, там нас поджидала эскадра французских военных кораблей с Мартиники. Баркас использовался главным образом для доставки на борт корабля воды, которую мы переливали в свои бочки в трюме и снова отправляли утром небольшие бочонки на берег. У нас был небольшой ялик, который приносил нам большую пользу при переправке коров, свиней, дров и писем, взятых с каноэ.

Добро пожаловать! Войдите под своим логином и паролем!

Спросил у капитана, позволит ли он черным выбраться на палубу. Он сказал, что это бесполезно, что члены команды на палубе так же слепы, как негры, что, если их вывести наверх, они разбредутся кто куда. Если же они останутся там, где находятся, хотя бы часть из них, по всей вероятности, сохранит свою пригодность, если нам выпадет счастье добраться до Гваделупы. Из двадцати двух человек нашей команды остались немногие, способные работать на корабле.

Тогда даже не думали о том, чтобы рабов привлекать к работам на корабле или научить их с оружием в руках защищать своих белых хозяев. Наиболее известным принудительным переселением «черных» стала депортация шестидесяти тысяч промышленных рабочих Йоханнесбурга из городского пригорода Софиатаун. Полиция выгоняла его жителей на улицу, избивая людей и выбрасывая из окон их вещи. Софиатаун снесли, а на его месте был образован коттеджный поселок для белых с издевательским названием «Триумф». Черные жители Йоханнесбурга были перемещены в печально знаменитое гетто Соуэто, где многие люди до сего дня проживают в хибарах без света, канализации и воды.

Вождь Абомея выстрелил из своего ружья и издал пронзительный клич. Мы встретили небольшое сопротивление, поскольку нас никто не ожидал. Менее чем через час мы завладели около трехсот пленников. Старики и младенцы не представляли ценности, поэтому забивались дубинами по голове или копьями в тот момент, когда их подводили.

В этот момент звучит сигнал, похожий на звук почтового рожка, который производится, когда дуют в полый бивень слона. «Эти мятежи, – пишет капитан Снелгрейв, – происходили, как правило, из-за дурного обращения матросов с этими несчастными людьми, которых перевозили на борту кораблей на наши плантации. Поэтому, где бы я ни командовал, моя главная забота состояла в том, чтобы с неграми обращались на борту по-доброму. Я всегда строго наказывал белым людям относиться к неграм гуманно и милосердно. На это я обычно делал ставку, чтобы удерживать их от бунта и сохранять здоровыми.

Основой апартхейда стал принятый в 1950 году Закон о групповых областях, который позволял принудительно депортировать в «бантустаны» большую часть чернокожего населения Южной Африки. На территориях, зарезервированных за белыми, оставались лишь те, чей труд был необходим для работы промышленных предприятий и обслуживания белых, однако они должны были проживать в изолированных рабочих гетто. При этом разрешение на пребывание в «белой зоне» не распространялось на членов их семей. Апартхейд действительно во многом напоминал систему расовой сегрегации в США, отличаясь от нее только своей системностью и тотальным характером расовых разграничений.

Его хижины образовывали полукруг на холмистой стороне, обращенной к реке. Здесь капитан Биллинг организовал экспедицию в горы Конт, высившиеся к северо-востоку, для торговли на золотых рудниках. В то время шла война между верховным вождем ашанти, который правил в Мале, и Дагомеей. Многих пленников отправляли или вниз по реке для продажи в рабство, или в горы мыть золото. На рассвете следующего утра все рабы были выведены на палубу по двое.

Его векселя котировались в торговых домах Парижа и почитались за золото во французских факториях на реке Сенегал. До этого Франция запретила работорговлю – на бумаге, однако ее граждане были не столь щепетильны или робки, как подданные его британского величества. 13 февраля 1817 года мы вышли в море на борту нашего самого крупного корабля «Кабенда» с восьмьюстами пятьюдесятью рабами, грузами слоновой кости и золотого песка и направились прямо в Рио-де-Жанейро. Во время рейса не произошло ничего существенного, и 6 апреля мы высадили своих рабов, понеся в пути лишь небольшие потери. Вскоре после прибытия я встретился со своим старым другом доктором Максвеллом и поговорил о былом.

この記事は役に立ちましたか?
  • よく分かった (0)
  • 難しかった (0)

このページをシェアする

  • Lineにシェア
  • はてなブックマークにシェア

連載

  • コツコツ積立の魅力
  • 初心者向けおすすめ本

閲覧ランキングRanking

参考サイト
もっと情報をキャッチ!